• Амстердам:

    from $225

    Weekend

Петр в Голландии

“Если Бог даст здоровья и сил, то Петербург станет вторым Амстердамом, -” любил повторять Петр Александру Меньшикову. Фраза запомнилась, а города, между которыми больше различий, чем сходства, тем не менее, продолжают
притягивать друг друга. 1400 мостов (по которым все равно за один день не пройдешь), 150 каналов (по которым за один день все равно не проплывешь) – это город, где нужно жить, чтобы написать, скажем такие строки:
“Это гений Петра, это ты – Амстердам,
Амстердам – петербуржец вовсю,
И по форме натертой застежки,
Где всегда вечный люд в муравьиных набегах страат,
Где всегда по весне нескончаемо Хейнекен пьют,
Словно пойманы качкой кают –
И на солнце пылают салфетки
все не то, все не то,
я тебе говорю, Амстердам,
это бред от озерных овсянок
затерялся в моем пальто…”
И так далее, можно не продолжать, и так все понятно. Города-судьбы, города-люди. Петр I посетил Республику Объединенных Провинций (как назывались тогда Нидерланды) в 1697 году в составе Великого Посольства. По политическим причинам прибыл он в эту страну не под своим именем, а как русский унтер-офицер Петр Михайлов. Понятно, что после поражения турок под Азовом 18 июля 1696 года, отношение европейских монархов к Петру и к самой Московии, которую он олицетворял, резко изменилось. С другой стороны, еще слишком сильна была оппозиция к молодому русскому царю (а ему было тогда 25 лет) в лице костного боярства, пытавшегося сохранить прежние привилегии. Естественно сам визит и его причины держались в тайне, даже письмо, извещавшее Генеральные Штаты (голландский парламент) о своем визите Петр написал в пути. Итак, “прорубив окно в Европу”, молодой царь практически заложил основы русской государственности, пока еще не совсем прочной, но с другой стороны предвещавшей огромные перемены, как в самой России, так и в Европе. А перемены – это и есть связь бесконечная, сложная перипетия отношений. Как написал тот же поэт:
“Ведь и лето вошло в круговерть,
и Петр Первый был, в сущности,
первый фотограф,
нацелившись на квадрат, в котором
плыл уже северный свет…”
Этой теме взаимоотношений Востока и Запада (Киплинг здесь может отдыхать), Петра 1 и Голландии – посвящена наша экскурсия.
Можно пока через запятую: бывшие верфи Ост-Индской компании (теперь морской музей), дом тогдашнего, при визите Петра, бургомистра Амстердама Николаса Витцена (все в порядке, доска висит), бывший анатомический театр и начало петровской кунсткамеры с приобретения у профессора анатомии Фредерика Рюйса заспиртованных младенцев и их голов, “Русский двор” Христофера Баренга, начало русского противопожарного ремесла благодаря покупке у голландца ван Гейдена 10-ти  брандспойтов (Петр был в восхищении), дом на Господском канале под номером 527, где он проживал во время своего второго визита в Амстердам в 1717 году с женой Екатериной 1, – и многое другое. Русский царь чувствовал себя в Амстердаме, как у себя дома.
Разумеется, нельзя обойти молчанием и район “красных фонарей” (а как же без него!). Поселившись в г. Заандаме даже забор выстроил и виселицу (на всякий пожарный случай), правда это пришлось вскорости убрать к большому негодованию Петра, но случай запомнился местными жителям. Его, правда, быстро рассекретили и многие из тех, кто преследовал царя по заандамским улицам, “получил удар петровского кулака”.
Некоторые счастливцы, как явствуют исторические документы, имели даже пр себе и официально выданное свидетельство о том, что приложил их долговязый московитянин. Впрочем, история и так нашпигована различными смешными сюжетами, поскольку без них мир выглядел бы явно тускло. По свидетельству современников Петр в Амстердаме был достаточно груб в своих манерах обхождения со своим окружением, но, пожалуй, с лихвой этот недостаток характера вполне компенсировала его любознательность, деловая сноровка и явная симпатия к голландцам и их традициям.
“Заандамский плотник” – это имя в самый раз пришлось по душе русскому царю со всеми его взлетами и падениями, любовью к наукам и различным ремеслам – и веселому образу жизни, без которого он совершенно непредставим. И город-крепость выстроил, и государство российское поднял в глазах европейских политиков.
“Над бедной хижиною сей
Летают ангелы святые,
Великий князь благоговей,
Здесь колыбель империи твоей,
Здесь родилась великая Россия”
(придворный поэт Жуковский – цесаревичу Александру Николаевичу, 1839 г.)
Дом-музей Петра 1 в Заандаме завершает нашу экскурсию.